Как работают столичные псевдоюристы - Lawyer (Moscow)

Как работают столичные псевдоюристы

Крошечные юридические фирмы появляются и исчезают в городе ежедневно. Cчет подобных фирм идет на тысячи, если не десятки тысяч. Правда, далеко не все "Фемиды" зарабатывают юридическими услугами. Специальный корреспондент m24.ru Игорь Залюбовин изучил, как работают те, кто обещает юридические услуги и вместо этого нарушает закон.

Дружеская помощь

– Запомните, ваш адвокат – это ваш друг на любой стороне закона. Помните об этом.

С этой фразы всякий раз начинается "вербовка". Так на местном сленге называют предоставление юридических услуг. Не из-за цинизма, которого здешним сотрудникам хватает, а потому что главная задача моего собеседника Константина – "выдавить из меня аванс".

Человек, обещающий быть моим другом на любой стороне закона, кажется очень знакомым: так же выглядели торговцы пылесосами, что стучались в двери москвичей еще несколько лет назад. Угловатый костюм, жидкий, но плотоядный взгляд, неаккуратно сдерживаемая разнузданность: в законах Константин понимает не многим больше меня, потому говорить  о деле старается отвлеченно.

– Вот вы зачем пришли: решать проблему или разговоры разговаривать? – заговорщически спрашивает он, когда я намекаю на пространность нашей беседы. – Юрисдикция (видимо речь шла о юриспруденции, – прим. автора) – это не ваши заботы, Игорь. Это мои заботы. Я могу вас проконсультировать, но, как человек дела, я хотел бы поскорее начать решать нашу проблему. А решение проблемы, в отличие от приятной беседы стоит денег, – радостно гэкает Костя.

Просто бизнес

Марина на себе узнала, как решают проблемы юристы, подобные Константину. Полтора года назад Марина взяла кредит в валюте, а когда доллар вырос – не смогла расплатиться. История в последнее время типичная. В банке долго думать не стали и начислили пени по неуплате. – Мне все говорят, что это, мол, бизнес. Никто не обязан вас понимать, – рассказывает женщина.

Не зная, что делать, Марина обратилась туда, куда "попалось под руку". В интернет. Там ее и поджидали псевдоюристы.

– На одном из сайтов с советами заемщикам высветилось окошко – якобы, онлайн-консультация. Я не могла разобраться, что написано в законе и  решила уточнить.

В онлайн-чате Марине, разумеется, не ответили – робот, генерирующий вопросы, просто выудил ее номер телефона, на который незамедлительно перезвонили. Но и тут, вместо ответа на вопрос, Марине предложили подробно рассказать о своей ситуации. Внимательно выслушали и предложили прийти на консультацию в офис. Попросили взять наличность и паспорт – вдруг ей тут же захочется нанять адвоката и решить свой вопрос к концу недели.

– Когда я пришла, меня тут же спросили – взяла ли я деньги? Мне начали рассказывать, как здорово, что я обратилась сегодня, потому что с каждым днем, моя ситуация ухудшается и если я хочу подумать, то будет дороже.

У Марины забрали последние 20 тысяч, обнадежив,  что не только выбьют право не платить кредит, но и стрясут с банка за моральный ущерб. "Тогда нас и отблагодарите".

После заключения договора из фирмы перезвонили несколько раз: сообщали, что собирают документы. Через неделю на звонки отвечать перестали. Собственник офиса только развел руками: арендаторы съехали ночью, не заплатив долги по аренде.

Три ноутбука и четыре стула

Николай отработал в фирме, оказывающей так называемые бесплатные юридические услуги, несколько летних месяцев в качестве студенческой практики. Сначала ему не платили вовсе. После того, как он отработал положенный для отчетности в университете месяц, ему предложили остаться на процентных условиях: 10 тысяч рублей ставки и 10 процентов от каждого заключенного договора.

– Там не нужно быть юристом. Нужно уметь втюхивать, продавать. Я быстро разочаровался. Понял, что научиться особо ничему не могу по специальности, к юриспруденции это мало имеет отношения. Но решил уже ничего не менять: заработать хотелось немного, – рассказывает Николай.

Главной задачей Николая было "подогреть клиента": разобраться можно ли стрясти с него что-то, и если можно, то посильнее напугать.

 

– Приходит человек, сразу видно – кого можно развести, кого нет. Лучше всего, если женщина какая-нибудь за сорок, с кредитом или гражданским иском, например. Со спального района, не очень образованная.

Неподходящих клиентов просто отсеивают: ссылаются на занятость или просят ждать, пока придет специалист якобы по их вопросу: чтобы человек ушел сам. Николай говорит, что в день ему удавалось зарабатывать до трех тысяч рублей – а фирме он приносил в десять раз больше. По мнению Николая, фирма могла собирать с населения до миллиона рублей в месяц.

– Затрат особенно никаких. Висели какие-то липовые дипломы, одна комнатка: три ноутбука и четыре стула. Нас было двое, кто "подогревал". Человек, который отвечал на звонки и приглашал на консультацию вообще в офисе не сидел, ему платили чисто символические деньги.

В пьесе участвовало еще два актера: "юрист" и "директор филиала". Для солидности фирма сообщала, что является только открывшимся подразделением крупной юридической фирмы: и поэтому для привлечения услуг компания предлагает самые низкие цены.

Николай говорит, что юридическое образование в фирме имел только один человек, а по сложным вопросам, консультанты, не стесняясь, лезли в интернет или звонили некоему Андрею Петровичу – владельцу фирмы, который, будучи профессиональным мошенником, разбирался в законах.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Вера Ефремова
адвокат Люберецкой коллегии адвокатов
Уровень правовой культуры всего населения России недопустимо низок. И так называемые псевдоюристы пользуются этим, заманивая граждан на прием, предлагая бесплатные консультации, которые не являются информативными и не содержат конкретного совета по решению заданного клиентом вопроса. Первый признак мошенников – услуги предлагают по заниженным ценам, ниже, чем на рынке, мотивируя скидками либо акциями в данный момент. Также граждане охотно ведутся на гарантию успеха в решении их вопроса в суде. Ведь обращаясь за помощью люди хотят, чтобы их вопрос был решен любым путем. При этом, воспринимая негативно информацию о том, что их ситуация не имеет законных путей решения. Поэтому псевдоюристы готовы сказать клиенту все, что он хочет услышать и гарантировать успех, основываясь не на законах, а преследуя цель получения прибыли.

Вы обещали!

Вербовщик Константин перезванивает мне через несколько дней. Я пообещал ему прийти с деньгами, как только получу зарплату. Суть моего дела сводилась к сложной истории с разделом квартиры, которую я придумал по дороге в консультацию.

– Что ж вы не берете трубку? – кричит Константин: пару раз я специально не взял трубку, чтобы посмотреть на реакцию.

– Не мог, извините.

– Когда вы придете? Вы обещали в два часа! Вы понимаете, что у меня график? – взволнованно сообщает он.

– Я не приду, Константин.

– Как же так? Мы же договорились с вами? Вы обещали принести деньги! У вас нет денег?

– Нету.

Выслушав порцию проклятий в свой адрес, я повесил трубку.

Константин и его коллега звонили еще пару раз: угрожали, убеждали, просили. Потом успокоились.

По материалам сайта http://www.m24.ru/articles/101119

Социальные сети

Социальные сети

ТЕКУЩАЯ ПРАКТИКА

10 апреля 17 - выиграно дело в Арбитражном суде Мос.области
07 апреля 17 - взыскана неустойка по ДДУ 70%
06 апреля 17 - наказание по 228.1 ниже низшего предела
05 апреля 17 - прекращено право пользования квартирой
04 апреля 17 - определён порядок общения

Нужен адвокат ?(495) 799-50-75

+7 (903) 799-50-75

Sub judice. В стадии обсуждения (юридический термин).

ЮМОР

- Может быть, обвиняемый назвал вас ослом в приступе внезапного гнева? - О, нет! Перед этим он долго и внимательно разглядывал меня.

Rambler's Top100